Архив Долки — Флэнн О’Брайен

Архив Долки - Флэнн О’БрайенПочти все романы О’Брайена и том его избранных колонок (а также горсть более мелкой прозы) сейчас существуют на русском (хоть и в разном качестве — от гениального до откровенной переводческой халтуры) — кроме романа «Архив Долки» (1964), его пятого и последнего, вышедшего еще при жизни автора. Книга эта — подарок легендарного протея ирландской литературы и журналистики всем любителям абсурда и фанатам «Третьего полицейского»: в ней действует сумасшедший ученый Де Селби, который пытается уничтожить мир, откачав из воздуха весь кислород, попутно применяя множество собственных абсурдных изобретений. В частности, исследует теорию относительности, изобретя нечто вроде машины времени, посредством которой состаривает себе виски. В романе действуют, среди прочих, Джеймз Джойс (живой и здоровый) и Блаженный Августин, а главные герои книги — Хэкетт и Мик — словно сошли со страниц Бекетта.

Автор:
Год:
Жанр:
Издательство:
Скачать и читать книгу: легальная копия

Рекомендуем почитать:

Скандал — Сюсако Эндо

Скандал - Сюсако ЭндоОдин из самых ярких и самых необычных романов в творческом наследии Сюсаку Эндо. Писатель, которого называли японским Грэмом Грином, удостоенный практически всех литературных премий Японии, номинированный на Нобелевскую премию, обращается к одной из самых сложных тем в мировой литературе — теме двойничества — и решает ее нетривиально.

Главный герой, писатель Сугуро, раз и навсегда решивший для себя, что есть добро и зло, что нравственно, а что безнравственно, сталкивается с тем, что у него есть двойник. И не просто двойник, а человек, в котором, кажется, сконцентрировались все пороки, все самое аморальное, о чем почтенный Сугуро не мог и помыслить.

Дальше — больше. Он приходит к пониманию того, что зло и добро иногда не противостоят друг другу, но дополняют одно другое. Без зла не было бы добра — и наоборот…


Однажды ночью — Патрик Модиано

Однажды ночью - Патрик МодианоПатрику Модиано, одному из самых известных французских писателей, в этом году исполняется семьдесят.

Без Модиано французская проза немыслима. Он вошел в литературу в 1968-м, вошел блистательно: его роман «Площадь Звезды» получил сразу две национальные премии, в том числе самую престижную — Гонкуровскую. За это время Модиано создал более тридцати романов, последний из которых, «Только бы не потеряться среди улиц», увидел свет в 2014-м, том самом году, когда Патрик Модиано был удостоен Нобелевской премии по литературе — «за искусство памяти и верность теме», как говорится в решении Нобелевского комитета.

Почти все романы Модиано автобиографичны. Его тон всегда узнаваем: приглушенный, сдержанный, чуждый пафоса, проникновенный.

Роман «Однажды ночью» — очередная дверь в мир его книг, в особое, сотканное писательским даром Модиано пространство Парижа. Блуждая по парижским улицам в поисках девушки, чье лицо мелькнуло перед ним в ночь автомобильной аварии и которая так похожа на образы его детства, герой следует за нитью воспоминаний и пытается сшить разрозненные лоскуты своей жизни.


Лизонька и все остальные — Галина Щербакова

Лизонька и все остальные - Галина ЩербаковаКниги Галины Щербаковой вновь и вновь заставляют задуматься о превратностях судьбы.
Человек слаб и одинок в этом мире. Судьба играет им, как поток — случайной щепкой. Порой нет уже ни надежды спастись, ни желания бороться. И тогда мелькает впереди луч света. Это Любовь — или то, что ею кажется. И вновь рождается надежда.
Роман «Лизонька и все остальные» — история одной семьи. Прежде всего он о любви — реальной или придуманной, угаданной или непонятой. Ее хотят и ждут все, но не каждый достоин этого дара судьбы…


Ох уж эта Люся — Татьяна Булатова

Ох уж эта Люся - Татьяна БулатоваЛюся из тех, о ком одни с презрением говорят «дура», а другие с благоговением — «святая». Вторых, конечно, меньше. На самом деле Люся — ангел. В смысле — ангельского терпения и кротости человек. А еще она — врач от бога, а эта профессия, как известно, предполагает гуманное отношение к людям. Люсиным терпением, кротостью и гуманизмом пользуются все — пациенты, муж и дети, друзья, друзья друзей и просто случайные знакомые. Те, кто любит ее по-настоящему, понимают: расточительно алмазом резать стекло, если его можно огранить и любоваться. Но сама Люся уверена: ее судьба — служить другим. Она устало стаскивает с вешалки потрепанные ангельские крылья и покорно втискивает усталые ноги в видавшие виды башмаки: ее ждут, она нужна, а значит, надо спешить — поддерживать, помогать, спасать. Жизнь продолжается.


Ленинский проспект — Артур Доля

Ленинский проспект - Артур ДоляОни идут по направлению друг к другу. Во времени 2000-х годов. В пространстве Ленинского проспекта Москвы. Он подобен Энею Вергилия. Она – Беатриче Данте. Литературные, культурные аллюзии превращают этот роман пути в культурологическое путешествие. Происходящее в нем порой похоже на съемку фильма – эпизоды, стоп-кадры, дубли, монтаж, бегут титры, стрекочет кинопроектор, а на подсознание воздействует 25 кадр. Как главный герой в ходе этого путешествия – возможно, не столько по Москве, сколько по лабиринтам собственного сознания – обретает внутреннюю независимость, так и автор демонстрирует самостоятельность своего взгляда на жизнь. Магический кристалл мировой культуры, через который он смотрит на мир, лишь помогает ему в этом. «Теперь я вижу как бы сквозь тусклое стекло» – смеется главный герой.