Что в костях заложено — Робертсон Дэвис скачать бесплатно

Что в костях заложено - Робертсон ДэвисРобертсон Дэвис — крупнейший канадский писатель, мастер сюжетных хитросплетений и загадок, один из лучших рассказчиков англоязычной литературы. Он попадал в шорт-лист Букера, под конец жизни чуть было не получил Нобелевскую премию, но, даже навеки оставшись в числе кандидатов, завоевал статус мирового классика. Его ставшая началом «канадского прорыва» в мировой литературе «Дептфордская трилогия» («Пятый персонаж», «Мантикора», «Мир чудес») уже хорошо известна российскому читателю, а теперь настал черед и «Корнишской трилогии». Открыли ее «Мятежные ангелы», продолжает — «Что в костях заложено» (именно этот роман Дэвиса дошел до букеровского короткого списка). Вашему вниманию предлагается тайная биография Фрэнсиса Корниша, богатого мецената и коллекционера, причем излагают ее ангел-регистратор Радвериил («он не простой писарь: он — ангел поэзии и повелитель муз») и ангел биографий Цадкиил Малый («именно он вмешался, когда Авраам собрался принести в жертву Исаака; так что он еще и ангел милосердия»). А в биографии этой чего только не было: освоение основ рисования по самоучителю и в мертвецкой, учеба в Оксфорде и трагикомически скоропалительный брак, служба в разведке и подделка полотен старых мастеров из самых благородных соображений, а также семейные тайны во всем их многообразии. Секретная подоплека многих событий была известна лишь наставнику Фрэнсиса, знаменитому реставратору синьору Сарацини, — и конечно, ангелам. Но, как гласит старая пословица, что в костях заложено, того из мяса не выбить…

Автор:
Серия:
Год:
Жанр:
Издательство: ,
Скачать и читать книгу: легальная копия
Лопухи и лебеда — Андрей Смирнов

Лопухи и лебеда - Андрей СмирновВыдающийся режиссер и актер Андрей Смирнов, создатель фильмов «Белорусский вокзал», «Осень», «Жила-была одна баба», призер десятка кинофестивалей и обладатель высоких наград, впервые предстает здесь как писатель. Это виртуозная проза драматурга, блестящие, мастерски выстроенные киноповести. Они чередуются со статьями о положении кино в СССР, а затем в России и о том, что происходило и происходит в нашей стране.

В книгу включены фотографии из личного архива Андрея Смирнова, а также фотографии со съемок его фильмов и театральных репетиций.


Четвертое сословие — Джеффри Арчер

Четвертое сословие - Джеффри АрчерРичард Армстронг — еврей, сын неграмотного крестьянина, бежавший из Восточной Европы, разоренной Второй мировой войной. Кит Таунсенд — австралиец, сын миллионера, для которого война была всего лишь новостью в газете. Один оказывается в Берлине, где его изобретательность и хватка помогают ему возглавить газету, другой после смерти отца наследует его дело в Австралии. Что, на первый взгляд, могло бы объединить этих людей?
Противостояние двух игроков, соревнующихся всю жизнь за право единолично управлять газетной империей. И только один их них должен победить.


Я есть — Виктория Токарева

Я есть - Виктория ТокареваТворчество Виктории Токаревой — это удивительная возможность увидеть неповторимое в обыденном, открыть необыкновенное чудо в прозе окружающей жизни, это окно в загадочный, непредсказуемый мир взаимоотношении мужчины и женщины.
В книгу вошли повести «Лавина», «Хеппи-энд», «Я есть. Ты есть. Он есть», «Длинный день» и рассказы.


Диалоги. Никого не хотел обидеть — Владимир Березин

Диалоги. Никого не хотел обидеть - Владимир БерезинОтчего же не издать книгу? Хотя бы и книгу, составленную из диалогов — именно потому, что это способ сохранения голосов. Книга живого голоса может быть прекрасна. Ее иногда начинают превращать в роман, выламывая руки дневнику и письмам. Мне это кажется неверным. Единицей издательской деятельности сейчас является роман. И, действительно, обществу нужен роман как времяпрепровождение. Общество вынуждает пишущего стремиться к роману, это насилие омерзительно и ужасно. Кстати, Чехову намекали, что нужно, нужно писать роман. Это может помешать говорить своим голосом. Стремление к «роману», увы, поддерживается человеческой психологией — потому что за несколько веков роман стал синонимом чего-то значимого, весомого. Но потерю тональности не заменит никакая долгота звука. Но только кажется, что разговор из жизни или из Сети можно безболезненно перенести на бумагу. Сразу обнаруживается, что это дрянь, спитой чай. Диктофонная запись разговора — экание, мекание, странный порядок слов. Все это надо переписывать, править.

Механически записанный, голос становится безобразен и скучен, как высохшая на прибрежной гальке медуза. Его нужно переписать. А потом переписать еще раз. И вот постепенно слова теряют отпечатки губ, оборачиваются бумагой, и вот они уже совершенно другие — как диалоги в пьесе. Актеры ушли куда-то, острое словцо повисло в воздухе, потеряв своего автора. Идеи, прозвучавшие в разговоре, изменились, выросли, как дети в чужих семьях. Нет, фотографическое изображение разговора невозможно — оно все равно превращается в живопись передержками, муаром, особой техникой печати. Все изменено, и никакое устное слово невозможно удержать на бумаге. Слова расползаются, как насекомые из-под шляпы Волшебника.

Потому то, что перед вами — только отзвук голосов, только эхо. Слово изреченное бежит по воде, ползет белкой по стволу, а как схватишь его рукой — обращается в прах. Это решает и вопрос авторского права, а так же особый вопрос анонимности. Кто-то рассказывал мне, что долго искали девушку, родившую на поле Вудстока — да так и не нашли. И то верно — каково признаваться в этом повороте биографии, если жизнь устоялась и вполне буржуазна. Случайный разговор, сохраненный Сетью, может если не поломать жизнь, то испортить настроение. Кому нужна выплывшая много лет спустя невинная ложь, и даже невинный флирт? Включается боязнь кого-то обидеть, потому что люди меняются стремительно, и вот уже твой собеседник стыдится ночного застолья, а пригожая вакханка превратилась в мать семейства.

Настоящий драматический диалог не получается, если его механически перенести из настоящей беседы. Это как выведи на сцену настоящего сантехника — человек он хороший, но сантехника в спектакле вряд ли сыграет.


Деньги — Мартин Эмис

Деньги - Мартин ЭмисСамый знаменитый роман знаменитого Мартина Эмиса, сына не менее знаменитого Кингсли Эмиса. У Джона Сама жизнь удалась. Скандально известный режиссер рекламных роликов, ценитель бухла, фаст-фуда и порнографии во всем ее многообразии, он готовится снимать полнометражный художественный фильм «Плохие деньги» (или «Хорошие деньги»; вопрос на стадии обсуждения). Мотаясь между Лондоном и Нью-Иорком, он всеми силами старается не увидеть нависшей над ним зловещей тени и, сдвинув на кончик носа набоковское пенсне, ни на секунду не прерывает залихватского монолога с лейтмотивом: «Где ваши руки? Бейте в ладоши, суки!»