Половцы, торки, печенеги, берендеи — Дмитрий Расовский скачать бесплатно

Половцы, торки, печенеги, берендеи - Дмитрий РасовскийВ книгу видного историка русского зарубежья Дмитрия Расовского вошли три взаимосвязанные работы, посвященные тюркским народам, которые кочевали в IX – XIII веках в причерноморских степях. Первыми сюда из Заволжья пришли печенеги, затем торки, берендеи и еще несколько племен, о которых, кроме названий, мало что известно. Позже явились половцы и вытеснили своих тюркских сородичей частью в Болгарию и Венгрию, а частью в приграничные области Руси, где их приняли на военную службу русские князья. Под общим названием черных клобуков эти тюрки в XII веке сыграли весьма важную роль в жизни русских княжеств и порой даже решали, кто будет править в Киеве. Обо всем этом и рассказывается в книге Дмитрия Расовского.
Дмитрий Александрович Расовский (1902—1941) — философ, этнограф, историк и археолог, доктор философии Пражского университета. Написанные в 1930?х годах и тогда же опубликованные в эмигрантских изданиях, его работы хорошо знакомы специалистам, но совершенно неизвестны обычному читателю.

Автор:
Год:
Жанр:
Издательство:
Скачать и читать книгу: легальная копия
Невольники Маркса: Бойс, Уорхол, Кляйн, Дюшан — Тьерри де Дюв

Невольники Маркса: Бойс, Уорхол, Кляйн, Дюшан - Тьерри де Дюв«»Невольники Маркса» — книга не о Марксе, хотя она в буквальном смысле натянута между двумя его высказываниями, вынесенными в эпиграф. Нельзя назвать ее однозначно и книгой о четырех художниках, чьи имена составляют подзаголовок. Я не ставил перед собой цели ввести читателя в их творчество и в четырех довольно коротких главах наследие каждого из них обозревается, скорее, эллиптически, а отдельные произведения — аллюзивно. Основной темой книги является перекрытие эстетического поля политэкономическим — феномен, который, с моей точки зрения, заслуживает рассмотрения в качестве определяющего для искусства модернизма. Бойс, Уорхол, Кляйн и Дюшан выбраны потому, что сообща они предоставляют хорошую ретроспективную точку зрения на этот феномен, доводя наложение двух упомянутых полей до точки полного — прозрачного или непрозрачного — совпадения» (Тьерри де Дюв).


Словарь религий, обрядов и верований — Мирча Элиаде, Ион Кулиано

Словарь религий, обрядов и верований - Мирча Элиаде, Ион КулианоГлавной темой исследований крупнейшего культуролога, религиоведа и антрополога XX столетия Мирчи Элиаде была религия и религиозность (естественно присущая человеку), ее исторические и антропологические типы. После создания 16-томной «Энциклопедии религий и базового трехтомного труда «История религиозных идей и верований» Мирча Элиаде задумал создать небольшой словарь, который должен был стать дайджестом этих фундаментальных трудов и в котором были бы собраны воедино их основные положения.
Не ограничивая круг своих интересов понятием «история религии», Элиаде подчеркивал, что религия «не обязательно предполагает веру в Бога, богов или духов, но означает опыт священного и, следовательно, связана с идеями существования, значения и истины», «…деятельность бессознательного подпитывает неверующего человека современных обществ, помогает ему, не приводя его, однако, к собственно религиозному видению и познанию мира… В некотором смысле даже можно утверждать, что и у тех наших современников, которые объявляют себя неверующими, религия и мифология «скрыты» в глубине подсознания. Это означает также, что возможность вновь приобщиться к религиозному опыту жизни еще жива в недрах их «Я»… Этим завершаются размышления историков религий. Этим открывается проблематика философов, психологов, а также теологов».


Битва за хлеб. От продразверстки до коллективизации — Елена Прудникова

Битва за хлеб. От продразверстки до коллективизации - Елена ПрудниковаРоссия входила в ХХ век отсталой аграрной страной, сельское хозяйство которой застыло на уровне феодализма. Четыре пятых населения Российской империи проживало в деревнях, и большая часть крестьян даже впроголодь не могла прокормить себя. Две попытки провести аграрную реформу — 1861 и 1906 гг. — с треском провалились. Первая по причине лени и косности помещиков. Вторая — из-за инстинкта самосохранения крестьян.

Пришедшие к власти большевики пытались поддержать аграрный сектор, но это было технически невозможно. Советская Россия катилась к полному экономическому коллапсу. И тогда правительство совершило невозможное, проведя невероятную по смелости аграрную реформу. И сразу же после ее окончания к власти в Германии пришел Гитлер. О да, конечно, это всего лишь совпадение, а не признание «мировым сообществом» того факта, что сама по себе Россия не развалится, и теперь ее придется уничтожать силой.

Книга издается в авторской редакции.


100 великих рекордов стихий — Николай Непомнящий

100 великих рекордов стихий - Николай НепомнящийЕсли приглядеться к статистике природных аномалий хотя бы за последние два-три года, станет очевидно: наша планета пустилась во все тяжкие и, как пугают нас последователи Нострадамуса, того и гляди «налетит на небесную ось». Катаклизмы и необъяснимые явления следуют друг за другом, они стали случаться даже в тех районах Земли, где люди отроду не знали никаких природных напастей. Не исключено, что скоро Земля не сможет носить на себе почти 7-миллиардное население, и оно должно будет сократиться в несколько раз с помощью тех же природных катастроф! А может, лучше человечеству не доводить Землю до такого состояния?
В этой книге рассказывается о рекордах бедствий и необъяснимых природных явлений, которые сотрясали нашу планету и поражали человечество на протяжении его истории.


Шотландские замки. От Эдинбурга до Инвернесса — Генри В. Мортон

Шотландские замки. От Эдинбурга до Инвернесса - Генри В. МортонВ Шотландии мало что изменилось со времен Роберта Бернса и Вальтера Скотта: высится на скале ничуть не изменившийся Эдинбург, сторожит истоки реки Форт замок Стерлинг, плодоносит «Пояс» — как называют местные жители территорию между Эдинбургом и горными районами — и, разумеется, привлекает и подчиняет своей неоспоримой магии знаменитый Хайленд.
Пусть килты, боннеты и отороченные мехом кошели превратились в приманку для туристов — шотландцы по-прежнему верны себе и своему прошлому.