О чем книга Русские заветные сказки — Александр Афанасьев?

Русские заветные сказки - Александр АфанасьевБлестящий историк, правовед, этнограф, фольклорист и журналист Александр Николаевич Афанасьев посвятил свою жизнь бережному изучению устного народного творчества. Он собрал и обработал множество сказок, легенд и былин, сохранив их для потомства. «Русские заветные сказки» (сказки для взрослых) занимают особое место. Как пишет сам автор, «эротическое содержание заветных сказок, не говоря ничего за или против нравственности русского народа, просто указывает на ту сторону жизни, которая больше всего дает разгул юмору, сатире, иронии».
Многие из сказок, вошедших в издание, жестко преследовались императорской цензурой.

Автор:
Год:
Жанр:
Издательство:
Скачать и читать книгу: легальная копия

Похожие вопросы:

О достоинстве христианства и недостоинстве христиан — Николай Бердяев

О достоинстве христианства и недостоинстве христиан - Николай БердяевБлестящая статья Бердяева. Инквизиторство, ханжество, лицемерие, враждебность, узость и т. д. и т. д. — все недостоинсва и просто недостоинство христиан, разве не говорят о недостоинстве христианства как такового? Конкретная жизнь христиан, конкретные их грехи всегда были лучшим аргументом противников христианской веры. Однако можно ли судить о каком либо идеале по его НЕвыполнению (ведь тогда идеала просто нет)? Разве люди невыполняющие тот или иной исповедуемый ими идеал еще имеют к нему какое нибудь отношение? Если христианин ненавидит, то не очевидно ли, что он уже предал религию любви (и что он — нехристианин)? Или мягче: не правильнее ли судить о природе того или иного идеала по нему самому, объективно? (в конце концов, любой идеал невыполним — мы можем лишь бесконечно приближаться к нему по асимптоте). Идеал должно судить по его высшим проявлениям, никак не по низшим (по удачам, а не неудачам). На тысячу ложных гипотез приходится одна верная — и мы не отвергаем науку, на тысячу бездарных книг — одна гениальная, но мы не прекращаем писать и читать. Христианский идеал высок, бесконечно высок, и судить его надо по святым, а точнее по Самому его Идеалу — Христу. Христианство — это Христос, а христиане — те кто хочет быть с Ним. Те кто не идет Его путем — не христиане (когда мы думаем о апостолах, было бы крайне неадекватно думать только об Иуде).


Сила непостижимого — Александр Грин

Сила непостижимого - Александр ГринСкрипач хочет вспомнить «музыку из сна», приходит к гипнотизёру и в трансе начинает играть божественную музыку… Дальнейшие неожиданные повороты сюжета раскрывать не будем.


Чертик в баночке — Надежда Тэффи

Чертик в баночке - Надежда ТэффиВ книге представлены рассказы «королевы смеха» Н.А.Тэффи (1872-1952), увидевшие свет как в дореволюционной России, так и в эмиграции.


Покоритель Африки — Сомерсет Моэм

Покоритель Африки - Сомерсет Моэм«Покоритель Африки» — роман, написанный Сомерсетом Моэмом в 1907 году — является одним из ключевых произведений раннего творчества писателя. В нем впервые появляются мотивы, которые впоследствии станут отличительными для Моэма — экзотическое место действия, острый сюжет и глубокий психологизм.
Печальная история Люси Аллертон, ее поклонника — путешественника, исследователя и настоящего джентльмена Алека Маккензи и ее нервного, легкомысленного младшего брата Джорджа захватывает, удерживает в напряжении. Человеческая трагедия, угадываемая за перипетиями сюжета, завораживает своей подлинностью и неподдельностью.


Собор Парижской Богоматери — Виктор Гюго

Собор Парижской Богоматери - Виктор ГюгоТень романа «Собор Парижской Богоматери» — романтического литературного памятника позднему Средневековью — легла на весь XIX век, столь плодотворный для искусства. Ф.Достоевский оценивал этот роман как «вещь гениальную, могучую». Виктору Гюго хватило пузырька чернил, чтобы создать неувядаемую книгу на все века — историю о том, как жизнь, обезображенная унижением и наделенная страшной физической силой, из-под гнета обстоятельств пробивается к красоте. Под готическими сводами Нотр Дам де Пари, между жерновами Истории и Судьбы, герои из простонародья с их правдой, страстями, любовью творят новую романтическую легенду. Эта легенда, выдерживающая испытание Временем, достигает таких трагических высот, которые сродни величию знаменитого готического собора.